February 4th, 2005

красный

....

Господи, сделай что-нибудь с календарём, чтобы после февраля сразу наступило лето!
красный

дорожная...

      При словах «аварийные комиссары» мне представляются затянутые в кожанки дядьки на гнедых лошадях с маузерами и в пыльных шлемах. Они появляются  на фоне закатного солнца, неся с собой справедливость, свободу, равенство, братство, народность и самодержавие. Они приходят на поле битвы, когда уже железо столкнулось о железо, когда сказаны все слова и опущены полосатые древки. Они пахнут туалетной водой Hugo Boss, они разговаривают приятным мужским баритоном или не менее приятным женским контральто. Они достают свои мандаты и вселяют надежду. Особенно по зиме, особенно в гололёд и пургу, тем важнее, если в сумерках на загородной трассе. Да поможет им Бог, да не оскудеет их бензобак! Аминь.
        Мы едем слишком быстро. Особенно для зимы, особенно для нашего кривого исторического пути, на котором разметка только угадывается, на котором два ряда – это хорошо, три ряда — это мечта, а четыре — это уже утопия и база налогообложения.  Мы едем, обгоняя по обочине здравого смысла, притормаживая на поворотах экономических реформ и нервно газуя на коротких прямых участках. Едем без цели, пока не закончится горючее, пока не загорится лампочка, пока не засбоит сердце, не засосёт под ложечкой, не застучит в висках. И даже, когда в десятый раз мы пронесёмся мимо замершего в священном удивлении финна, мы не поймём, что это кольцевая. Да нам и дела нет до направления движения. Наши риски застрахованы. Наши чувства рекомендованы к использованию детям после сорока. Наши слова о любви единожды вписаны в основной закон продолжения рода, в который так и не внесли ни одной серьёзной поправки со дня сотворения мира. Поднажми, обгоним!
        А если мы собьемся  с пути, то в потайном кармане брюк у нас есть заветный телефон. Мы позвоним по нему куда следует, и к нам приедут аварийные комиссары, чтобы вывести нас к свету, к лучшему миру, теплу и лету. Пусть даже под конвоем и с руками за спиной, но ради нашего же счастья и во славу нашей же истории. Мы же оплатили страховку. Мы же заполнили все документы и поставили все подписи. Мы же всё сделали правильно. Или очень того хотели…