April 6th, 2005

красный

крестоносец

В шестом классе снизошло на меня откровение, что Церковь – это не маятник Фуко в Исаакиевском соборе, не «комната инквизитора» в  Казанском, и даже не бабушкин кулич с изюмом и ванилью на Пасху, а нечто совсем другое, в чём совесть и боль моя ещё не родились.  И носил крестик у самого кадыка под пионерским галстуком, так чтобы сглатывать было больно.  Чтобы каждым глотком этим пить не то небо, не то землю, не то прошлое со всеми вздохами и плачами славянскими. Прислушивался к чему-то, может, нашепчет что, подскажет? И вроде слышал даже это что-то, особенно если закрывал глаза и голову вверх запрокидывал.

А чуть позже взревновал Его к Федьке Михайлову. Учился Федька на тройки, вернее не учился вовсе, а тройки ему так ставили, чтобы второгодников не плодить. Глуп он был и ленив, да и вреден, но крестик носил такой же, как и у меня на тесёмке синей. Collapse )