April 14th, 2005

красный

зелёная-зелёная редька (посвящается другу dimkin)

  Однажды международные империалисты поймали защитника и любителя детей Луиса Корвалола и посадили его в тюрьму. В тюрьме кроме Корвалола сидели ещё всякие проститутки, которые не успели вовремя продлить лицензии, хакеры и русские шпионы. Тюрьма находилась на острове, была засекречена и потому не нанесена на карты. Чтобы попасть в эту тюрьму в качестве туриста или для интервью, нужно было подписывать пропуск у секретаря НАТО. К нему никого не пускали американские морские пехотинцы, которые целыми днями стояли на страже возле его кабинета и жевали ковбойские шарики. Если секретарь НАТО болел, то право подписи передавалось генеральному хирургу Соединённых Штатов. Генеральный хирург выдавал эту подпись только после предъявления флюрографии и анализа на яйцеглист. Короче, никто в ту тюрьму не ездил в гости, передачи считались запрещенными и съедались охраной, телевизор там не показывал, а интернет работал только по модему в кабинете у бухгалтера, куда заключенным запрещали заходить под страхом отправки домой раньше окончания срока.
  Но Луис Корвалол и в тюрьме продолжал бороться за права детей фотографироваться в голом виде за деньги. Он писал гневные письма в организацию объединённых наций, запихивал их в пустые банки из под кока-колы и бросал в море. Иногда эти банки вылавливали исландские моряки, занимавшиеся в тех местах промыслом своей знаменитой сельди. Они расковыривали их в наивной надежде найти джина или план места, где  гитлеровцы спрятали золото партии, но видели только клочки туалетной бумаги. Они читали подпись «Корвалол» и в негодовании выбрасывали банки в море.
  Но однажды мимо острова на котором томился в заточении любитель детей Луис Корвалол проплывал российский туристический пароход «Марат Гельман», везший на борту русских художников для обмена опытом с германскими врачами проктологами. Один их туристов увидел болтающуюся на волнах банку и сиганул за ней прямо с борта теплохода, мечтая впендюрить её в какую-нибудь концептуальную инсталляцию. Велико же было изумление команды, когда из банки вывалилось многостраничное обращение ко всем свободолюбивым гражданам. Это обращение срочно по каналам правительственной связи  передали президенту Путькину – известному в мире защитнику всех униженных и оскорблённым международным империализмом.  Немедленно в воздух были подняты десятки самолётов МЧС с тоннами медикаментов на борту, а по линии спецслужб начались срочные переговоры об обмене известного любителя детей Луиса Корвалола  на кого-нибудь ненужного новой России. Правда, в этом месте возникло недоразумение. Оказалось, что все вроде как и нужны, поскольку на носу выборы 2008го года, на которых все граждане превращаются в электорат, необходимый для легитимности. Операция по спасению чуть было не зашла в тупик, как вдруг советник президента по культуре вспомнил, что в родном городе президента проживает некто писатель Горчев, противный патриотам русской культуры ещё  пуще Сорокина. И писатель этот  Горчев по слухам никакой не русский писатель, а самый настоящий казахский шпион dimkin, по поручению международного империализма разлагающий умы нации.
  Этого-то писателя и решили поменять на любителя детей Луиса Корвалола. Теперь сидит Горчев в тюрьме на острове, думая, что попал по ошибке в иностранный дом писателей.  Кормят его одним только сельдереем, выпить не дают, сморкаться разрешают только в одноразовые платки, а по вечерам местные зеки заставляют на память читать Братьев Карамазовых. И грустно ему и тоскливо так, что каждую ночь снится зелёная-зелёная редька…