May 3rd, 2005

красный

...

Может быть, мне начать писать нервическую и истероидную женскую прозу?
красный

(no subject)

      Супруга ворочалась всю ночь. Она кряхтела, нервно чесала ухо, всхлипывала и скрипела, пока я не открыл в кабинете окно и не укрыл её сверху пледом. Утром выяснилось, что ей снился  maccolit, который заставлял её писать критический текст для какого-то журнала. «Ну ты же жена писателя, — настаивал Житинский, — у тебя должно получиться. И не вздумай нам сроки выхода номера сорвать! Ещё пожалеешь! Мы тебя везде достанем, — ты уж не сомневайся!» «Я жена не писателя, а литератора, —  отважно сопротивлялась Супруга, — а это совсем разные вещи. Вот, вы же не заставляете свою жену писать, когда ей нужно мыть посуду. А Вы, между прочим, вообще член союза.  Вот, посмотрите, у dimkin жена спокойно себе обед готовит!" И она показала рукой на жену писателя Горчева, нарезающую длинным ножом лук аккуратными колечками. Но Житинский был непреклонен. Пришлось бедняжке садиться за пишущую машинку и ваять что-то про «экзистенциальный кризис русской словесности».
        Когда же я, выслушал рассказ о её ночных страданиях, предложил ей попробовать себя в литературе, в меня полетела подушка, которая снесла с прикроватной тумбочки стаканчик с моей вставной челюстью… На мой невинный вопрос, как выглядит жена писателя Горчева, Супруга отрезала: "Нужно интересоваться своими жёнами, а не чужими!" Сегодня вечером обязательно спрошу, что было в той статье.