May 14th, 2005

красный

мыльная опера ( отрывок из "Я и Сашенька" )

        Мнимое, больное Сашенькино замужество, разыгрывающееся бесконечным спектаклем во имя Тёти Нины, поначалу забавляло девочку, но теперь с каждым месяцем всё более тяготило. Особенно тяжело становилось после разговоров о внуках, которых Тётя Нина желала со страстью стареющей куртизанки. Пока Саша училась в Академии, Артём ещё мог объяснять матери, что образование важно получить до детей, поскольку позже уже будет труднее. Но после окончания, когда Саша устроилась на работу в Управление, Тётя Нина начала свою осаду с двойной силой. Она  заходила в гости обычно без приглашения и без предварительного звонка, сразу занимая собой все закоулки квартиры. Она передвигала своё большое тело вдоль стеллажей с книгами в дидактическом вальсе, на три счёта ритмично выговаривая замечания и пожелания по организации Сашенькиного с Артёмом быта. В этом быте тёте Нине не нравилось решительно всё, начиная от старой мебели в гостиной, заканчивая горой неглаженных рубашек сына и режимом питания.
«Я не понимаю твоей идиотской упёртости жить в этом хламовнике. Нет, воспоминания, то да сё, это я ещё могу оценить, но что тебя связывает с этой рухлядью в прихожей и этими гробами, — она показывала рукой на два платяных шкафа в спальне, — я никогда не уразумею. Я матери твоей предлагала когда ещё нормальную мебель привезти. А уж сейчас этого добра навалом. Позорище же! Артём не может сослуживцев в гости пригласить, потому что стыдно, потому что это убогость провинциальная чистой воды. Тебе нужен был не мой сын, а слесарь из Твери, которому всё равно где жить, лишь бы в Столице. Хотя бы сантехнику можете сменить? Этому вашему югославскому фаянсу сто лет в обед! Веркина мать его покупала, когда мы ещё в Университете учились».Collapse )