November 6th, 2005

красный

Страсти по Есенину

Сколько же ерунды сказано по поводу этого Есенина на ОРТ, (ах да... они же обижаются, когда их по старой памяти так называют)… Даже любимый мой Дима Быков в Огоньке отметился. Ну, Быков, впрочем, понятен. Быкову всё равно что писать: может «за», может «против» - одинаково лихо получится. Тут нужно было написать «против», написал. Всё нормально.

Конспирологию разбирать не берусь. Статьи Хлысталова в своё время читал. Меня они вполне убедили в том, что касалось самого факта убийства Есенина. В той части, где строились какие-то предположения о виновниках этого дела, не убедили, но и шут с ними. Когда после Хлысталовских публикаций в начале девяностых Есенина (спустя шестьдесят лет!) отпели по православному обряду, я искренне обрадовался. И не потому, что как-то особенно религиозен, а потому что соблюдение некоторых обычаев, вкупе с языком на котором мы думаем, по сути, и делает нас народом.

Роман Безрукова старшего мне в Амфоре подсунули, в надежде, что опубликую на него рецензию. Но каюсь, пробежал его по диагонали и засел читать Крусанова.Collapse )
красный

разногласия о Мандельштаме

Однажды забрёл я возле полуночи к поэтессе Инне Шаргородской. Она тогда ещё жила возле Таврического сада. Народу в её комнате как всегда туча, накурено, наговорено, наскандалено до меня. Пришёл, песенки свои попел, стопку водки хозяйской съел и что-то такое сказал типа:" Жизнь у Мандельштама по сути скучная и малоинтересная. Всё, что ему требовалось, он получал изнутри. Так что, у него были особые отношения с тем парнем наверху". Водку у меня отобрали и из квартиры выгнали на мороз... Года два потом с ней не разговаривали.