November 30th, 2005

красный

на границе с декабрём

            Каково внутри ёлочного шара? Там ведь, наверное, куда не посмотри, а всё физия кривая на тебя пялится. И на физии той ни участия, ни понимания, а только укор усталый: куда ж тебя занесло… В нормальных зеркалах что отражается? Девушки, подкрашивающие ресницы, мужики бреющиеся, актёры в гриме и париках, иногда родственники из провинциальной Москвы, машины сзади и зубы с изнанки.  А внутри шара лишь ты. Попал как-то, когда-то и непонятно что там делаешь, но отражаешься и на ветру покачиваешься в такт своему когнитивному диссонансу.
              У всякого торжества есть время на артподготовку. Наши рождественские каникулы — это скорее время на отступление, на сбор всех павших, на сдачу укрепрайонов, на вывод гарнизонов под прикрытием международных наблюдателей с красными крестами на лацканах и надписью «неотложная ветпомощь» на спинах.
— Это ваша обезьянка в прихожей на коврике чихает?
— Это не обезьянка. Это муж (брат, деверь, шурин, друг).
Взвали его на спину, понеси по полю! Груз хоть и тяжёлый,  храпит немузыкально, а свой. Глядишь, пригодится к восьмому марта, к сезону распродаж.
        Но за недели до сраженья шарят полки по улицам вразнобой под зелёными мохнатыми флагами. Тащат кульки боеприпасов да коробки наград. Каждому участнику за взятие рубежа. Каждому, вне зависимости от выслуги, от боевого опыта и социального положения. Бродят, скользят на оставленных дворниками в ужасе позициях. Не упасть бы, не расплескать, не шмякнуть, не кокнуть то, что потом чекалдыкнуть. Ведь простыло всё, проскользло. Покрылось ледком наше культурное болотце вместе со своими царевнами-лягушками. Стрел никто не находит, но и без того женихов со всего света хватает. Прутся, словно на курорт за экзотикой. Или на выпивку нашу дешёвую позарились? Неча-Неча, Европа, осади! Это у нашего Деда Мороза нос красный, у ихнего Николая вообще носа за усами и бородой не видать — хиппи волосатый!
        Из  шара выбраться, да в глаза заглянуть всё равно кому, но чтобы не в свои собственные. Чтобы кроме «как дела?» ещё и «твоё здоровье!» и «живи долго!» и «Будем!». Чтобы внятно хором и душевно шёпотом. Чтобы потом не забыть в суете и в движении ни оставить. В Новый Год со старыми друзьями, но с новыми мечтами, да без хлопот.
        А в полях под Петербургом рождественские зайцы в шубах из цветной фольги крупными стежками декабрь с январём сшивают. Трещит простыня, но держится, не рвётся. Вот-вот, да и  покатятся по ней шарики ёлочные в атаку.