July 3rd, 2008

красный

Эту землю нужно любить

Эту землю нужно любить как свою. Сидеть посреди огороженного бетонным забором участка и любить её. Среди кусков арматуры, битого кирпича, испачканных в цементе тряпок. В самом центре территории. На растрескавшихся бетонных перекрытиях. На нагретых солнцем и поросших мхом чьих-то фантазиях. Курить «PRINCE» и ковырять носком ботинка пробку из-под мартовского пива. Пробка вросла в эту землю. В землю, которую я полюблю, как свою. Вросла вместе с чьими-то иллюзиями. Ушла в землю, которую я уже почти люблю. Ушла, как ушло в землю мартовское пиво, транзитом через почки. Такого пива больше нет. Или, как и в прошлый раз, «ещё нет». Может, там, под пробкой, спит чутким сном коричневая гладкая бутылка. И пробка – это только шлем. Шлем спящего под землёй воина. И таких воинов тысячи, десятки тысяч. Один к одному. Как терракотовая армия. Зубы дракона. Посеянные зубы дракона. Хуйня какая-то. Да плевать мне на эти зубы дракона!

У меня есть невдолбенский оракул. Мне уже сообщили, что всё будет зашибись. Я гадал на внутренностях жертвенного бренд-менеджера. Я смотрел, как разлетаются в небе птицы. Они правильно разлетаются. Вдоль транспортных потоков. И я верю. И заставлю поверить ИХ.

Я приведу их сюда со всего города. Со всех районов, включая Центральный. Со всего цивилизованного мира, как Ясон привёл своих аргонавтов. В блеске лат. С горящими глазами. С испариной на лбах. С капающей от нетерпения слюной. Построенных в фаланги. Рассчитанных по пять сотен. По десять. По двадцать. И я введу их в стеклянные двери прекрасного как мечта лабиринта. Того, что построили для них боги. И они останутся там навсегда: жрать, пить, покупать, катать шары, переться в огромные экраны и опять покупать. И я помогу им это сделать. Я создам сладкоголосых серен. Я населю ими воздух в городе. Я буду вежлив с бореадами, отгоняющими конкурентов и ласков с нереидами, ведающими щитами «три на шесть» и щитами «пять на двенадцать». И прекрасные Гипсипилы станут уговаривать меня остаться в редакциях своих газет, чтобы родить от меня тысячи и тысячи знаков с учётом пробелов. И я соглашусь, но покину их перед самым рассветом. Во чреве мифического железного быка по имени ОТИС. Под звук «донг-донг». Двери открылись. Двери закрылись. Collapse )