May 8th, 2017

красный

Daniel

Daniel

У меня был одноклассник радиолюбитель. Для племени молодого-нездорового поясню: это не такой, который любит слушать радио всякое, эф-эм разное, даже не такой, который би-би-си и свободу слушает, а такой, который паяет сам радиоприемники и пытается выслушать в расширенном диапазоне настоящие сигналы бедствий от тонущих судов или падающих самолетов, позывные спутников и переговоры полярных станций с материком. Короче, был у меня приятель-техноромантик. И вот, спаял он однажды не приемник, а передатчик, причем весьма мощный.

Радиодетали, какие попроще, купил в магазине "юный техник" на Краснопутиловской улице, а какие посложнее, в магазине "радиолюбитель" на Среднем. Совсем сложные детали достали ему в каком-то институте, и не за бутылку водки, которую пацану никто бы и не продал, а просто так, за спасибо. Ибо люди в нашей богоспасаемой стране и сейчас ничего себе, а тогда и вовсе были золотые. Собрал он приемник и позвал меня и нашего общего друга Мишку на испытания. Не знаю, как по нынешним временам, а во времена владычества испанской инквизиции и диалектического материализма, всякие рации-передатчики в частных руках были, конечно, вещью невозможной. За обладание ими грозили разные статьи, причем столь жуткие, что легче было вслух "Архипелаг Гулаг" в метро в час пик прочесть.

Пришли мы с Мишкой к нашему приятелю, заранее приготовившись к посадке, т.е. с потфелями, в которых было две пачки грузинского чая второй рязанской чаеразвесочной фабрики, теплые носки, две пачки сигарет "Ленинград" с фильтром, зубная щетка и коробка зубного порошка (вы хоть знаете, что это такое?) Приятель наш, назовем его для конспирации Вова, включил свой агрегат, подсоединил к нму поигрыватель и поставил пластинку Анны Герман, а нас послал с приемником ВЭФ во двор слушать какую-то частоту. Мы услышали, сильно возбудились и прямо с играющей из приемника Анной Герман вернулись к нему.

Когда пластинка закончилась, Вова выключил проигрыватель и сказал, что теперь он будет вести голосовую трансляцию. Мы осведомились, что он хочет сказать в эфир. Слово "эфир" в этот день было поизнесено раз пятьсот. Вова ответил, что будет он говорить только правду. Мы кивнули головой, декларируя свою полную поддержку. Вова подсоединил микрофон в гнезду входа предатчика и включил его. На лице радиолюбителя отражались сложные эпические переживания. Видимо, он выбирал из нескольких правд самую правдивую. Сказать надо было именно ее, потому как остальные уже можно не успеть, потому что КГБ, конечно же, заглушит частоту и будет звонить в дверь.

Наконец лицо его просветлело, мы поняли, что он выбрал. Вова наклонился к микрофону, прикрыл глаза и отчетливо, почти по-дикторски произнес: " х*й". Чуть подождав, сглотнув и набрав воздуха он продолжил: "п*зда и х*уй, все на х*й". После этого он, не глядя на нас, выключил передатчик и даже выдернул штепсель из розетки. Только тут он посмотрел на меня с Мишкой. Мы были сражены правдой. Правда была полной, настоящей и самой главной. Никакая "Свобода" с "Голосом Америки" до такого уровня правды дошкандыбать даже и не мечтала. Еще два часа после выхода в эфир мы сидели молча на стульях в прихожей и ждали шаги на лестнице. Но никто нас арестовывать в тот день не пришел. И на завтра, в школе, нас не позвали к директору, и послезавтра тоже. Но правда была сказана. А вы тут все: "фейсбук то, фейсбук се". Салаги!

Posted by Daniel Orlov on 8 май 2017, 05:22

from Facebook