ловец орлов (kabyz) wrote,
ловец орлов
kabyz

Category:

венгерский компот (что-то из детства)

                Бабушка Таня с подозрением относилась к мясу, что продавали в гастрономах. К курицам относилась нормально, особенно после внимательного изучения их экстерьера и допроса с пристрастием продавщиц, а к мясу как-то настороженно. Вообще, в продуктах Бабушка понимала как никто другой, поскольку долгое время работала администратором ресторана «Восток». За мясом Бабушка, как правило, ходила на Сытный (она говорила «Ситный») рынок, совмещая этот поход с выгулом ребёнка.
        Я не особенно любил эти унылые экспедиции, поскольку в отличие от родителей, Бабушка неодобрительно относилась к моим прыжкам через низенькие оградки сквериков, шлёпанью по лужам и сбору цветных стёкол. Я же изнывал от неторопливого и грузного бабушкиного анданте по тротуару, окриков «прекрати, я тебе сказала!» и «у меня уже от тебя давление поднимается!». Но было одно, что меня примиряло с необходимостью плестись рядом — венгерский компот…

        О, этот венгерский компот в синих жестяных банках! Он всегда продавался в ларьке на рынке справа от входа. Я готов был душу отдать за этот компот, готов был не шалить и не рисовать на скатерти, убирать игрушки в картонную коробку из под пылесоса и доедать макароны по-флотски на обед, вылизывая тарелку мякишем, лишь бы получить вожделенное лакомство. О, этот звук, с которым бабушка открывала банку, поворачивая блестящий пропеллер трофейной германской открывашки! Ах, этот запах, вырывающийся из банки и сразу отправляющийся прямиком мне в нос, чтобы щекотать где-то аж в глубине ушей!  Эти глянцевые, как дедушкины фотоснимки дольки персиков, падающие на дно прозрачного стакана, эти матовые шарики вишен, эти шершавые на взгляд сливы, подставляющие бока тягучему розоватому сиропу…

        Однажды, когда я уже с вожделенным видом ждал десерта, Бабушку позвали к телефону. Обтерев банку полотенцем, она поставила её на стол и легионерским маршем направилась в коридор, где я услышал её громовое: «Анна? Явилась-не запылилась!». По телефону Бабушка разговаривала «по-взрослому», то есть минимум сорок минут, успевая за это время перемолоть кости всем родственникам и перемыть кости всем соседям, ни чуть не стесняясь их наличия в квартире. Когда Бабушка разговаривала, соседи старались даже лишний раз не шмыгать мимо, а лишь сидели за своими дверями, прислонив уши к замочным скважинам. В этот раз она распалилась не на шутку. Окончательно изойдя на слюни гастрономического вожделения, где-то через час я высунул нос в коридор Тут же абордажным топором в лоб мне влетело бабушкино: «закрой дверь, не впускай эту вонь в комнату!»
        Я сидел, обнявши коленки в огромном «сталинском» кресле перед мутным старинным зеркалом, смотрел на отражение банки компота на столе и недоумевал, как бабушка может променять компот на какой-то телефонный разговор. Я сидел и думал, что когда вырасту, то для меня не будет ничего важнее компота. Это самая главная важность в мире. Ведь, что может быть важнее компота? Ну что? Разве что зефир…
Tags: "что-то из детства", литературка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments